«Украина больше не сможет производить снаряды и ремонтировать военную технику»

Российская армия нанесла один из самых масштабных и чувствительных за все время СВО ударов по энергосистеме Украины. Нашими целями, как ранее и предполагали военные эксперты, стали тепловые и гидроэлектростанции, а также другие объекты критической инфраструктуры противника.

Военный эксперт, глава Центра военных и политических исследований Андрей Клинцевич в беседе с «МК» рассказал, как отзовутся эти удары на боеспособности противника, и спрогнозировал еще более мощные волнообразные атаки.

«Черная пятница»: Клинцевич рассказал о последствиях наших ударов для Киева

Многие аналитики прогнозировали, что после президентской кампании российская армия прервет паузу и снова начнет наносить болезненные удары по военным целям на Украине, вплоть до западных областей. Накануне наши ракеты выносили военные объекты в Киеве и других центральных городах. На следующий день, 22 марта, мы переключились на объекты энергосистемы. Под удар попали ТЭС и ГЭС в Харькове, Запорожье, Киеве, Днепропетровске, Одессе, Кривом Роге, Ивано-Франковской, Житомирской, Винницкой и Хмельницкой областях.

Как отмечают эксперты, массированный налет в «черную пятницу» оказались не только неожиданными, но и самыми мощными за все время спецоперации. Как же отзовутся эти удары на обороноспособности Украины?

— Россия, наверное, впервые начала наносить удары по гидроэлектростанциям, теплоэлектростанциям, то есть непосредственно по советскому наследию, которое досталось Украине, — говорит Клинцевич. — После удара по Днепровской ГЭС украинское министерство энергетики говорит, что в условиях отсутствия серьезной базы по производству компонентов гидроэлектростанций ее восстановление украинскими силами невозможно.

Эксперт напомнил, что современной Украине в наследство от Советского Союза досталась мощнейшая индустрия с развитой энергетикой и транспортной инфраструктурой.

По его словам, беспрецедентные удары оказались невероятно эффективными.

— Мы лишаем Украину возможности генерации энергии больших масштабов. Понятно, что эти удары не отключат штабы или передовую линию — там давно уже все пользуются генераторами и автономными источниками. Вопрос в том, что нарушается транспортная логистика.

Тяжелые составы двигаются на электротяге. Выведение из строя отдельных транспортных узлов, рельсового полотна достаточно быстро устраняется, есть возможность использовать параллельные ветки или из запасного подвижного состава снимать старое оборудование и направлять туда, где нанесли удар. А вот выведение из строя объектов генерации электроэнергии не позволяет Украине быстро переподключиться.

Кроме того, не стоит забывать, что она и в прошлом году получила серьезные повреждения и сейчас ей будет сложно их восстановить.

В связи с этим, прогнозирует эксперт, противника ждут серьезные трудности с транспортом, особенно с переброской военных грузов.

— Мы видим, что в той же Харьковской области, где сейчас идут активные боевые действия в направлении Белгорода, часть подвижного состава переводят на тепловозную тягу. А это уже использование большого объема мазута, дизеля, что очень дорого. Да и такого количества тепловозов у Украины просто нет.

По мнению эксперта, Украину ждет коллапс и с мобильной связью.

— Передача данных, все, так называемые, ретрансляторы, вышки сотовой связи питаются из централизованной энергосети, у них нет генераторов. Это достаточно серьезное нарушение, которое, конечно, в дальнейшем тоже скажется на боеспособности ВСУ и надежности систем связи и управления.

Пожалуй, самые глобальные сбои ожидают противника в военном производстве, в том числе снарядов. Напомним, что после приостановки западной помощи ВСУ ощутили снарядный голод.

— Большая электроэнергия всегда нужна для сталеплавильных производств. Дело в том, что Украина сейчас пытается восстановить производство снарядов. И если раньше ее военная промышленность могла использовать в большом объеме металл, получаемый в крупных доменных печах, то сейчас металлурги перешли на небольшие цеха.

Производство снарядов организуют в небольших помещениях, замаскированных под гражданские объекты, чтобы сверху была гражданская инфраструктура. Небольшие индукционные печи позволяют достаточно быстро эффективно плавить сталь, делать различные сплавы. Из них уже, собственно, лить корпуса снарядов, которые потом фрезеруют, заполняют взрывчатым веществом и отправляют на фронт. И дефицит электроэнергии как раз не дает возможности поддерживать такое производство. Никакими генераторами такое количество энергии не получишь — это и дорого, и очень сложно.

Таким образом, говорит эксперт, мы останавливаем военную промышленность противника, мешаем восстанавливать технику.

— Это касается отливки орудийных стволов, потому что речь идет не только о поставках снарядов для артиллерии, это еще о компенсации износа стволов, замене основных узлов, агрегатов. Это тоже требует мощных сталелитейных объектов. Сейчас мы вымываем их возможности по наращиванию своей обороноспособности.

Андрей Клинцевич уверен, что наши массированные удары будут продолжаться и идти воланами.

— Здесь важен накопительный эффект, — говорит он. — Пока противник восстанавливает один объект, переключается на другую сеть, у него начинают вылетать подстанции, которые не выдерживают такого перетока и нерассчитанной мощности.

Я думаю, что удары будут еще и по подстанциям, которые сложно заменять. Дело в том, что электроподстанции рассчитаны на советские стандарты, и такое оборудование выпускают только в бывших соцстранах. В Европе другие стандарты. Перевести Украину на европейские или американские энергонормативы возможно, но это долго и очень дорого. Это миллиарды долларов, которые никто не планирует вкладывать в Украину.

Источник: www.mk.ru