У Казахстана врагов нет, но кибервойска пригодятся

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал указ, который вносит изменения в военную доктрину страны. Одним из важных дополнений доктрины станут положения, посвященные созданию в казахстанских войсках подразделений для противодействия информационно-психологическому и кибервоздействию. 

Изменения в мире повлияли на обновления казахстанской военной доктрины

Фото: gov.kz

Это первое обновление военной доктрины в Казахстане в период правления Токаева. По инициативе казахстанского лидера кроме актуализации информационно-кибернетического аспекта обороны в перечень изменений входят  создание руководства территориальной обороны Казахстана, усиление и изменение структуры Национальной гвардии, улучшение материально-технического обеспечения армии и увеличение роли военно-транспортной авиации для более оперативных ответов на угрозы.

Формирование подразделений противодействия информационно-психологическим операциям и кибератакам обновляет не только военную политику казахстанского государства, но и ее вооруженные силы. Отмечается, что в Казахстане уже ведется работа по наращиванию технического и кадрового потенциалов таких войск, а также их возможностей.

Так называемые кибервойска – один из самых молодых родов войск. Например, войска информационных операций были созданы в России относительно недавно, в 2014 году. Что касается Казахстана, то появление таких нововведений в армии страны проходит после социально-политических потрясений января 2022 года и усложняющейся обстановки на границе в соседних странах.

В чем особенность обновленной военной доктрины Казахстана?

«В последний раз у нас военную доктрину принимали в 2017 году, — напомнил в разговоре с «МК» глава фонда Eurasian Expert Council Чингиз Лепсибаев. — Текущие изменения — это наш ответ на информационные и киберугрозы. Очень сильно поменялся мир за пять лет. Те вещи, которые делают соцсети, и те вещи, которые можно делать через информационку, такие как дискредитация режимов, отдельных политических лиц, а также то, к чему приводит ограничение доступа к Интернету — вопросы национальной безопасности».

По словам эксперта, во время январских событий в Казахстане столкнулись с ситуацией, когда люди сидят по домам и не понимают, что происходит. «Можно сделать очень много вещей с этими людьми в разных направлениях. Это один момент. Второй момент — инфраструктурный. Сейчас объекты ЖКХ, объекты жизнеобеспечения подвязаны к интернету и управляются из дата-центров. Естественно, когда злоумышленник что-то делает с объектами той же энергетической системы, то это подрыв обороноспособности. Жизнедеятельность государства может оказаться под угрозой».

Как отметил Лепсибаев, соответствующие изменения внесены не только по итогу января 2022 года, но и под впечатлением тех событий, которые происходили в прошлом году в Нагорном-Карабахе и происходят по всему периметру казахстанских границ. И не только на Украине и в России, но в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. «Мы живем «через калитку» от них, но совершенно не знаем, что там происходит».

Новые обновления в военной доктрине являются актуализацией существующих угроз для Казахстана, но собеседник «МК» подчеркнул, что некоторые положения остаются неизменными. «В казахстанской военной доктрине как была изначально прописана норма, что мы не собираемся ни с кем воевать, и наши вооруженные силы — исключительно для обороны, так и осталась. Эти моменты нисколько не поменялись. Наше государство исключительно мирное и не рассматривает свои вооруженные силы как инструмент влияния на другие страны».

В ответе на вопрос о том, насколько Казахстан готов к исполнению новых положений доктрины, Лепсибаев обратил внимание на то, что несмотря ни на что, энергосистема Казахстана работает без сбоев и нет особых перебоев с интернетом. «Это говорит о достаточно приличном уровне. Безусловно, играет роль, что у нас очень много технических университетов, которые позволяют делать хорошие IT-продукты. В СНГ Казахстан занимает определенно лидирующее место по электронному правительству. С учетом того, что у нас все цифровизовано, нет критических утечек баз данных, нет перебоев с критически важными сервисами. Поэтому можно считать, что ситуация нормальная. Однако хотелось бы, чтобы мы были более уверены, что защищены от всех угроз, которые связаны с этими киберакциями. Очень многие из тех стран, которые находятся рядом с нами, тот же Иран и КНР, используют хакерские группы».

Источник: www.mk.ru