Кого больше любит Россия — Незнайку или Гарри Поттера?

Любители художественной литературы в России предпочитают русскую и зарубежную классику. Нашим книголюбам также хорошо знакомы современные авторы, но они, как правило, далеки от так называемого «профессионального писательского сообщества» и связанных с ним государственных программ поддержки литературы.

Российская книжная палата отчиталась обо всей выпущенной в 2022 году зарегистрированной печатной продукции. При этом дается детальный анализ, какие были изданы книги: авторы, издательства, тираж. К большому сожалению, о набирающем обороты рынке электронных и аудиокниг нет единых сведений. По разным оценкам, среди художественной литературы, электронный формат составляет от 30 до 50%. Так что отчет книжной палаты можно считать вполне релевантным показателем читательских симпатий.

Для начала скажем общие цифры. Всего в 2022-м в России было выпущено 392,4 млн. экземпляров книг. Среди популярных направлений, не связанных непосредственно с учебной и научной литературой, выделяются история, политика и религия — 30 млн. книг. 10 млн. книг поступили на книжные полки по психологии, а 1,5 млн. — по эззотерике, астрологии и оккультизму.

Художественной литературы было выпущено 64,8 млн. экземпляров. Отдельно считается детская художественная литература — 44,9 млн. Среди «взрослых» художественных книг отдельно выделяется 20 самых популярных авторов. Список авторов выглядит так:

    Стивен Кинг (1,3 миллиона экземпляров); Федор Достоевский (916,2 тысячи); Агата Кристи (848 тысяч); Эрих Мария Ремарк (718 тысяч); Джордж Оруэлл (693,5 тысячи); Дарья Донцова (543,5 тысячи); Джейн Остин (509 тысяч); Михаил Булгаков (505,2 тысячи); Нора Сакавич (500 тысяч); Луиза Мей Олкотт (468,5 тысячи); Лев Николаевич Толстой (448,3 тысячи); Татьяна Витальевна Устинова (443 тысячи); Джек Лондон (426,8 тысячи); Рэй Бредбери (409 тысяч); Катерина Сильванова (387 тысячи); Оскар Уайльд (375,7 тысячи); Александр Сергеевич Пушкин (358,6 тысячи); Виктор Олегович Пелевин (356 тысяч); Николай Васильевич Гоголь (344,2 тысячи); Лия Арден (319 тысяч).

Как видим, в список вошли пять русских классиков XIX и XX веков, пять современных отечественных авторов, восемь ранее живших зарубежных писателей и двое иностранцев, продолжающих творить сегодня.

Среди авторов детской литературы наиболее издаваемыми стали: Корней Иванович Чуковский (898,7 тысячи экземпляров), Холли Вебб (753 тысячи), Джоан Роулинг (752 тысячи). Далее идут: Елена Ульева, Александр Пушкин, Эдуард Успенский, Александр Волков, Николай Носов, Астрид Линдгрен. То есть родители продолжают покупать своим детям приключения про «наших» Незнайку, Железного Дровосека, Чебурашку, Айболита и «импортного» Карлсона. С радостью читают сказку о Золотом петушке. Из наших «современников» популярны британские Гарри Поттер и Мейзи Хитчинс, а также герои обучающих книжек Ульевой.

На первый взгляд, в предпочтениях россиян нет ничего странного. Востребованы как классики, так и современные авторы, причем как отечественные, так и зарубежные. Та же книжная палата дает статистику, что, судя по количеству выпускаемых книг, интерес к чтению у россиян не спадает не только последние годы, но и по сравнению с советским временем. С учетом того, что много книг выходит в электронной версии, то интересоваться литературой люди меньше не стали.

Обращает на себя внимание другое. Всё советское время крайне популярными были именно современные авторы, причем преимущественно отечественные. На книги была подписка, подписки на толстые литературные журналы с многомиллионными тиражами разыгрывались, а литераторы «оттепели» собирали стадионы поклонников. Что мы видим сегодня? Толстые журналы влачат жалкое существование, не популярны и их сайты.

По данным на 2018 год, в России насчитывалось 27 писательских союзов, объединяющих 120 тысяч писателей. Это, к слову, в 12 раз больше, чем состояло в Союзе писателей СССР. Но тогда получается, что «коэффициент полезного действия» литераторских объединений на два-три порядка ниже, чем в Советском Союзе.

Не секрет, что писательские союзы очень любят враждовать между собой. Кто-то говорит, что по идейным соображениям, злые языки утверждают, что за доступ к господдержке. На различных встречах с руководителями государства литераторы постоянно поднимают вопросы о необходимости назначения им зарплат и пенсий. Помимо того, что уже существуют самые различные программы субсидий, грантов, премий. Но сухая статистика говорит, что лауреаты, гордо перечисляющие на обложках своих творений различные регалии, мало кому интересны.

Директор Центра изучения гражданского общества Института инновационного развития Денис Зоммер считает, что у россиян четко наметился запрос на познание окружающей социальной действительности:

— Многие ранее написанные произведения перерастают себя и становятся более актуальными сейчас, нежели во время их появления. Человеческие взаимоотношения достаточно стабильны, и сегодня люди обращаются к художественной литературе, чтобы разобраться в происходящем вокруг. Одновременно люди хотят прочитать хорошее художественное слово. Людям нравится находить для себя выводы, которые появились раньше их.

Важно и то, что в произведениях, которые лучше всего продаются, не просто присутствует анализ взаимоотношений между людьми, но и делается прогноз социальных тенденций. А это — интереснейший материал. Современное время насыщено очень сложными вопросами, а читатели жаждут найти очевидные и простые ответы.

«СП»: — Среди авторов детских книг тоже большая популярность у авторов, живших в ушедшие времена.

— Детская литература самым простым языком рассматривает положительные и отрицательные стороны поведения личности. Нынешний мир крайне несправедлив к простому человеку, причем это касается очень многих стран. А как найти себя в этом мире? Вот детская литература и дает ответ.

Не будем забывать, что книги для своих детей выбирают взрослые! То есть популярные авторы популярны скорее у родителей. С этой точки зрения даже интересно, как не запрещают, например, произведения Николая Носова. В его «Незнайке на Луне» показан несправедливый капиталистический мир. И не исключено, что сегодня взрослые хотят пропустить через себя то, что пропустили в детстве.

«СП»: — Неужели у современных авторов нет актуального анализа действительности?

— Конечно есть. Но дошли их произведения до читателей? Для меня, скажем, удивительно, что в топ не попал Эдуард Лимонов, который очень ярко описывал исторические периоды, непосредственно связанные с ним самим. Интересна вот книга Льва Данилкина «Ленин. Пантократор солнечных пылинок», где автор ведет мысленный диалог с вождем мирового пролетариата в разные моменты его жизни. Возможно, что эти авторы станут вскоре намного популярнее.

Было бы неплохо, чтобы появились и новые популярные произведения. Может, даже что-то наподобие нового фильма про Чебурашку. То есть у общества постепенно должен формироваться большее желание самим строить общество, за которое не стыдно. А не просто осмысливать описания, написанные, к примеру, Корнеем Чуковским.

«СП»: — При этом у нас много разных объединений писателей, которые вроде и должны генерировать новые смыслы.

— У нас действительно большое количество писательских союзов, сообществ читателей. В некотором роде, это рудимент советского времени. Но вот интересный факт. Среди создателей и членов Союза писателей СССР было больше по-настоящему выдающихся авторов, нежели мы сейчас просто сможем назвать каких-либо нынешних членов писательских объединений.

Надо признать, что государство многое делает для поддержки писательских сообществ, есть немало разных премий, субсидий. Но только читателю не важно, в каком союзе состоит автор и какие премии он получил, важен исключительно конечный продукт. Вот мы вспомнили Эдуарда Лимонова, 80-летний юбилей которого должен был быть совсем скоро. Его книги издавались большими тиражами, на самых разных языках. Однако на родине он никаких грамот и признаний, по большому счету, не имел.

«СП»: — Может, государственная поддержка недостаточна?

— Дело не в поддержке, она есть. Нет государственного вектора развития, четко сформулированной идеи. В СССР Союз писателей выполнял роль организатора толстых литературных журналов, издававшихся огромными тиражами. Были литературные вузы. Существовала политика развития литературы в национальных республиках. Сейчас всё это невозможно потому, что нет цели этих усилий. И каждый писатель фактически предоставлен сам себе.

На этом фоне и растет интерес к классике. Одновременно в пользу нее делают выбор издательства. Они знают, что Пушкина и Достоевского будут покупать. Заниматься поиском талантов, их раскруткой для бизнеса невыгодно.

Подчеркну, что о государственной поддержке сложно говорить, когда нет государственной идеи. А само по себе государство не всегда можно считать мерилом совести.

Однако люди своим коллективным мнением формируют социальный заказ. И они сегодня так дают оценку авторам и союзам писателей.

Источник