Трагедия Киево-Печерской лавры: Запад по традиции ворует русские святыни

Власти Украины и ЮНЕСКО договорились о вывозе святынь из Киево-Печерской лавры, сообщила Служба внешней разведки.

«Между киевскими властями и представителями ЮНЕСКО достигнута договоренность о вывозе с территории Киево-Печерской лавры христианских ценностей, в том числе святых мощей, и последующей передаче их музеям Италии, Франции, Германии и Ватикана под предлогом «спасения от российских ракетных ударов», — говорится в сообщении.

Отмечается, что, в монастыре уже описали церковное имущество, для перевозки ценностей в Европу выделены деньги, а главе УПЦ митрополиту Онуфрию сообщили, что иконы, мощи и утварь перемещают «временно, якобы для сохранности», пока ситуация не вернется «в нормальное русло».

При этом, как уверены в СВР, Запад не собирается возвращать православные реликвии. В сообщении ведомства также подчеркивается, что для России защита Киево-Печерской лавры имеет глубинное духовное измерение, а значит, «наша решимость довести до конца специальную военную операцию становится только тверже».

Отметим, что в Киеве все отрицают. Министр культуры Украины Александр Ткаченко утверждает, что все христианские ценности Киево-Печерской лавры останутся на Украине.

«Единственная задача, которая стоит перед нами сейчас относительно лавры — защитить ее от русского мира… Ни одна сакральная ценность не покинет территорию Украины», — написал он в своем ТГ-канале.

И что? Можно ли верить сообщениям СВР? Нужно ли Украине отдавать ценности Западу?

— Учитывая развернувшуюся на Украине борьбу с каноническим православием, верить этому вполне можно, — считает доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев.

-Хотя есть вероятность, что часть названного действительно вывезли, а часть всё-таки оставили. Скорее всего, так дело и обстоит.

«СП»: Почему сейчас? Раньше «российские удары» не угрожали?

— Видимо, сейчас разворачивается подготовка к окончательному запрету УПЦ и слиянию ПЦУ с греко-католиками в рамках создания на Украине единой церкви. В этой логике святыни, напоминающие о связи Украины с Россией, являются лишними и вредными. Для Запада же это возможность закрепить отрыв Украины от России на духовном фронте.

«СП»: Если эти вещи попадут в Европу, то можно с ними попрощаться? Помешать вывозу мы никак не можем?

— Помешать вывозу из Киева мы никак не сможем. Нам останется судиться с европейскими странами, или же предложить им какой-то обмен.

Например, на часть коллекций западноевропейского искусства, находящегося в Эрмитаже или Пушкинском музее. Или на какие-то ещё реликвии, оказавшиеся у нас. Или, скажем, вернуть Германии все трофейные ценности в обмен на возвращение наших святынь.

«СП»: Останутся ли они в этих музеях, или будут растащены по частным коллекциям?

— Всё будет зависеть от руководства конкретного музея и того, какие связи у него сохранились с российскими коллегами. Но часть непременно попадёт в частные руки, что вызовет дополнительные трудности по их возвращению.

«СП»: А вот некоторые считают, что это, возможно, не так и плохо, что только так их можно сохранить. Можно ли согласиться?

— В каком-то смысле можно, потому что в Европе они с меньшей вероятностью могут быть поруганы вандалами. На Украине сейчас это происходит сплошь и рядом.

«СП»: Насколько большое значение эти святыни имеют для Запада? Какова их приблизительная стоимость? Для каких именно стран они представляют интерес? Британцы, известные любители наполнять свои музеи краденными у туземцев экспонатами? Или кто еще?

Лувр. Музеи Берлина и Вены. Музеи США. Гадать можно бесконечно. Их могут просто распределить по всем крупнейшим музеям Европы и Северной Америки по какой-то специально выработанной квоте. Стоимость я не знаю — я не искусствовед и не оценщик. Ценность духовную они не представляют ни для кого — даже для православных Греции, Болгарии и Румынии. Это русские святыни.

— Киевская власть пытается ограбить Киево-Печерскую лавру, вывезя исторические артефакты, — считает председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер.

— Это совпадает с очередным этапом давления на каноническую церковь. Власть считает, что, лишив УПЦ святынь, к которым приходят сотни тысяч прихожан, она лишит ее самих прихожан, оставив тех без ощущения, что они приходят в настоящую церковь. Это является главным мотивом данного действия.

«СП»: В Киеве отрицают. Почему?

— Думаю, у Нарышкина есть вполне обоснованные факты о намерении Европы в очередной раз выгрести все исторические ценности, как она всегда делала в отношении колоний — Индии, Афганистана и т. д.

А то, что в Киеве это отрицают — это ни о чем не говорит. Они могут просто поставить людей перед фактом после вывоза святынь. Сейчас они, очевидно, опасаются того что верующие снова соберутся в Лавре и будут защищать то, что для них свято.

«СП»: Можем ли мы как-то повлиять, остановить это?

— К сожалению, сейчас у России нет никаких рычагов, чтобы остановить вывоз этих реликвий с территории Украины. Но необходимо, чтобы общественность и России и во всем мире знала об этом, чтобы эти ценности все же имели шанс вернуться в Киев.

«СП»: Кому в итоге достанутся эти ценности? Музеям? Частникам? Реально ли будет их вернуть?

— Не думаю, что в ближайшее время эти артефакты будут рассовывать по частным коллекциям — пока они под контролем ЮНЕСКО. Но потом, если их не вернут, сначала передадут каким-то европейским музеям, а уже потом это расползется по коллекциям по всему миру.

Просто необходимо уже сейчас привлекать внимание к тому. Что сегодня в центре Европы Запад в очередной раз занимается грабежом.

«СП»: Запад решил напоследок разворовать на Украине все, что сможет? Что еще могут попытаться вывезти с Украины, когда станет ясно, что Россия побеждает? Лес, заводы, что еще осталось?

— С точки зрения экономической целесообразности, нет никакого смысла вывозить из Украины заводы, лес и прочее. Вывоз будет стоить дороже, чем тот металлолом и дрова, что Европа получит. Европа пробует взять под контроль землю Украины.

Если Украина будет контролировать правобережную часть Днепра, там останется достаточное количество пахотных земель, которые представляют для европейцев интерес — рано или поздно они официально станут собственностью крупных европейских агрохолдингов.

Но главное, чего они хотят получить от Украины — это трудовые ресурсы, поскольку стареющая Европа крайне нуждается в рабочих руках, в людях, которые ментально и по образованию больше соответствуют европейцам, чем выходцы из стран Ближнего Востока.

Источник