БРИКС+ может стать альтернативой ООН

На саммите БРИКС в Йоханнесбурге в состав организации приглашены еще шесть стран: Аргентина, Египет, Иран, ОАЭ, Саудовская Аравия и Эфиопия. Они вступят на полных правах с 1 июня 2024 года, накануне очередного саммита объединения в Казани.

Расширение состава БРИКС привело к тому что на его долю теперь приходится более 37% мирового ВВП (у G7 — 29%), 38% промышленного производства (30%), 23% объема экспорта (28%), 17% золотого запаса (49%).

Показатели «дарованного свыше» тоже впечатляют. Залежи нефти у БРИКС — 44% (против 4% у G7), население — 40% человечества (10%), а также 30% общей площади суши (16%). Последнее отражает людские ресурсы, полезные ископаемые, воду, пашню.

Столь мощный экономический потенциал подогревает стремление не зависеть от Запада. Это нашло отражение в экономической части итоговой декларации саммита. БРИКС выступает за реформы ВТО и (внимание!) Бреттон-Вудских институтов.

БРИКС не нравятся торговые барьеры, вводимые развитыми странами под предлогом борьбы с изменением климата, и односторонние санкции. Организация выступает за использование национальных валют в финансовых операциях между странами объединения.

Но главным становится его политический вес. В декларации отмечено, что страны БРИКС рассматривают ООН как краеугольный камень международной системы, при этом поддерживая реформу организации и увеличение представительства развивающихся стран в ее Совбезе. Также подчеркивается важность форума G20.

Более чётко политические акценты расставлены в выступлении Владимира Путина. Он раскритиковал навязываемый Западом «радикальный неолиберализм», «колониализм в новой упаковке», направленные против традиционных ценностей. По словам президента РФ, страны «золотого миллиарда» делают все для сохранения однополярного мира, а мировое большинство устало от давления Запада и готово к равноправному сотрудничеству. БРИКС же никому себя не противопоставляет.

Что полезного новые страны добавят объединению, какие проблемы принесут с собой? И согласятся ли не иметь своей буквы в названии объединения — не потребуется ли искать другое название?

Об этом рассказал эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров.

— Чем больше стран войдет в БРИКС, тем лучше. Независимо от того, что конкретно экономически они нам принесут. Потому что основная цель России — разрушение однополярного американского миропорядка и формирование многополярного мира, в котором существует система сдержек и противовесов и где Запад уже не сможет играть доминирующую роль.

Вообще, чем больше появится альтернативных организаций, куда не входит Запад, тем лучше. Способствовать этому наша задача. Та же АСЕАН — очень полезная структура. Поскольку это объединение только стран юго-восточной Азии, Запад там не присутствует, и они проводят суверенную политику. И за счет этого влияние Запада в регионе ограничено.

БРИКС теоретически может стать альтернативой даже ООН, которая находится сейчас под контролем Запада и к которой благосклонно относится российский МИД. Постоянно пиарит ее координирующую роль. Но если она так и дальше будет координировать, принимать решения против РФ, закрывать глаза на преступления Киева, то это нанесет вред нашим национальным интересам. Мы ведь в ООН даже визу не можем получить нормально!

Поэтому БРИКС, где мы равноправные члены, можем влиять на принятие решений, где против нас не применяются санкции — это очень здорово. Это в наших интересах.

«СП»: Эммануэль Макрон рвался приехать на саммит в Йоханнесбург, хотя Франция — даже не кандидат в БРИКС. Зачем?

— Это своего рода тестирование. Он хотел сначала засунуть ногу в дверь, а затем и влезть самому. Хорошо, что его не пустили. Надо блокировать участие стран с подобного рода неблаговидными намерениями. Например, тех, кто участвует в западной коалиции против нас — например, Японию, Южную Корею, которые участвуют в системе санкций.

То есть главным принципом для принятия в БРИКС должно быть неучастие в той или иной форме в блоковой политике Запада и санкциях, которые не одобрены Совбезом ООН. Надеюсь, в БРИКС уже закрепили такой подход.

«СП»: Столь разнородные страны не станут фактором дестабилизации БРИКС?

— Тут нет проблемы. Потому что цель не в создании антизападной коалиции, а в ограничении влияния Запада. И все, кто внутри этой организации, уже выходят из его сферы влияния. Конечно, какие-то противоречия у них останутся, но главное, они не будут встраиваться в прозападную политику, направленную против России, а также Китая.

Развалить БРИКС не получится, иначе страны не стремились бы в него входить. Значит, это в их интересах. С чего бы им выходить из объединения?

«СП»: Что теперь делать с названием БРИКС? Добавить еще шесть букв по числу новых членов?

— Теперь уже не надо ничего менять. БРИКС сформировался. Как вариант, можно принять название «БРИКС+» (по аналогии с ОПЕК+). В конце концов в ООН тоже есть пять основных держав-основательниц организации, постоянных членов Совета безопасности. Ничего страшного, если тот же принцип применят в БРИКС.

По мнению политолога-американиста, эксперта Центра исследования проблем безопасности РАН Константина Блохина, БРИКС не является классическим альянсом, члены которого обычно связанны между собой жесткими военно-политическими соглашениями.

— Но те страны, которые вступили в БРИКС, демонстрируют явное усиление многополярного мира. Еще недавно невозможно было представить, чтобы, например, Саудовская Аравия, которая в свое время сыграла ключевую роль в деле крушения СССР (обрушив цены на нефть с подачи американцев — «СП»), сегодня постепенно отходит от США. То же можно сказать и об ОАЭ, а также Индии, которую «обхаживает» Вашингтон. Дрейф многих стран, очевидно, показывает, что они понимают, куда дует политический ветер.

«СП»: Советник американского президента по национальной безопасности Джейк Салливан заявил, что США не видят в БРИКС потенциального геополитического соперника…

— Салливан и не мог сказать по-другому. Понятно, что это хорошая мина при плохой игре. В Вашингтоне понимают: чем больше в БРИКС участников, тем легче им будет вставлять палки в колеса, подогревая между ними противоречия. Например, между Китаем и Индией, или между Ираном и Саудовской Аравией. Американцы будут стараться на них играть. Но интересно другое: несмотря на всю серьезность противоречий, эти страны уже соединили усилия в формате БРИКС. Более того — организация расширяется. Это показательно.

«СП»: Поговаривают, что Китай, поддерживая расширение БРИКС, формирует зону юаня…

— Это же согласуется с российским курсом на дедолларизацию? Более широкое хождение юаня ослабит возможности доллара. Страны будут от него отказываться, заменяя юанем. Почему бы и нет? Конечно, хотелось бы, чтобы это был рубль, но наша экономика по мощи, увы, не сопоставима по мощи с китайской.

Источник