Члены состоятельных семей превратились в очень выгодный экспортный товар

95 лет назад, 12 апреля 1929 года, основана первая в СССР государственная туристическая компания – «Интурист». Главная задача, поставленная перед ним изначально – обеспечить максимально комфортное и привлекательное пребывание в Стране Советов зарубежным гостям, приехавшим с туристическими целями. Но помимо этого была, оказывается, когда-то еще одна, вспомогательная, функция: через туркомпанию оформлялся перевод денег, вырученных за «продажу» советских граждан за границу.

«Интурист» в 1930-е помогал властям  «продавать» своих граждан за границу

«Интурист» во времена СССР — это своеобразный фирменный знак, обозначение высшего уровня «красивой жизни» в стране. «Интуристовские» гостиницы, «интуристовские» рестораны, «интуристовские» экскурсионные автобусы… Государство расходов и сил на ублажение заезжих путешественников не жалело: ведь они привозили с собой столь нужную стране валюту.

Для этих господ даже в самые скудные для Советского Союза годы старались обустроить среди неказистой нашей бытовой действительности «райские островки» повышенной комфортности. Вот, например, фрагмент из рекламного объявления образца 1930 года этой фирмы, которая тогда называлась Государственным акционерным обществом (ГАО) «Интурист»: «…Полное обслуживание пассажиров… Перевозка на курорты. Гиды и переводчики… Дежурный транспорт, гостиницы. Всевозможные справки и поручения…»

ГАО получило права на покупку в приоритетном порядке билетов для своих клиентов – железнодорожных, а позднее и авиационных. Кроме того… Еще один фрагмент из рекламного «интуристовского» объявления: «…заготовка паспортов и виз…»

Именно через конторы и отделения «Интуриста», расположенные в ряде городов Союза и в столицах нескольких западных государств, шло оформление документов на въезд и выезд из нашей страны. Эти-то функции и были использованы для проведения фактически тайных операций по осуществлению затеянной в начале 1930-х годов кремлевскими властями программы, суть которой можно вкратце обозначить так: возможность эмиграции из СССР в обмен на валюту.

***

Как известно, уже начиная с середины 1920-х, Советский Союз отгородился от остального мира «железным занавесом». Большинству бывших «буржуев» и прочих эксплуататоров, которые до той поры не успели податься «за бугор», отныне предстояло на всю оставшуюся жизнь смириться с положением гонимых людей второго сорта в стране. Ну, или пытаться найти какие-то особые способы, чтобы покинуть «совдеповский рай».

Само государство рабочих и крестьян от введенных запретов прямой выгоды не имело. Даже наоборот, вынуждено было мириться с издержками: «не пущать» из страны — вариант хлопотный, нужно следить, контролировать, пресекать…

При всем том есть же прежние подданные Российской империи, уехавшие в эмиграцию и жаждущие вытащить «из-под большевиков» своих менее удачливых родственников. Эти господа готовы сами денежки выложить за спасение близких. А советским чиновникам в этом случае остается только бумажки оформлять, вписывая в них соответствующие суммы выкупа, и получать столь необходимую государству для индустриализации валюту.

Вот так некоторая часть жителей СССР превратилась в совершенно дармовой экспортный товар. Столь выгодный бизнес, правда, чем-то смахивал на работорговлю и дружно осуждаемые всеми борцами за светлое будущее «пережитки крепостного права». Но кремлевские руководители, когда дело касалось серьезной выгоды, не отличались особой щепетильностью. Они попросту законспирировали подобные сделки.

В распоряжении корреспондента «МК» оказались документы, касающиеся истории с выкупом из коммунистической неволи членов семьи одного из состоятельных господ-эмигрантов.

Обрусевший немец Роман Иванович Прове до революции считался весьма крупным московским предпринимателем, состоял в правлении нескольких крупных банков. Еще после декабрьского восстания 1905 года он — от греха подальше, — перевел за границу основную часть капиталов, а в 1917-м, когда власть захватили большевики, и сам уехал на историческую родину.

Но в Советской России осталась дочь Романа Ивановича (в Германии ставшего Рудольфом) — Евгения, которая была замужем за дворянином Николаем Редлихом. В первые же годы диктатуры пролетариата семейство Редлихов выселили из особняка в центре Москвы, а еще несколько лет спустя супруг Евгении Романовны был и вовсе арестован, как «социально чуждый элемент». Возможно, для Редлихов-старших и их семерых детей дело закончилось бы совсем печально, если бы в 1933 году «герр» Прове не обратился через посольство СССР в Берлине к советским властям с просьбой разрешить его дочери с семьей выехать в Германию.

Подобное заявление ничуть не смутило ответственных товарищей, ведающих в советских наркоматах иностранными и внутренними делами. Ну и что же, что Николай Редлих в Союзе арестован и осужден? Ну и что же, что эта семья отправится в страну, где до власти дорвались фашисты? Главное, пусть за этих самых Редлихов деньги заплатят!

В итоге деньги Рудольфом Прове были, действительно, заплачены, и благодаря этому, его близкие смогли эмигрировать за рубеж, благополучно преодолев «железный занавес».

Но причем же здесь «Интурист»? Дело в том, что всю эту коммерческую операцию проворачивали (для пущей засекреченности?) через берлинское представительство недавно образованной советской туркомпании.

В архиве у правнучки Рудольфа Прове сохранились бумаги, оформленные более 90 лет назад, при организации выезда ее предков из России. В документе, напечатанном на фирменном бланке «Интуриста» и датированном 7 июня 1933 года, скрупулезно расписаны накладные расходы, связанные с отправкой семьи Евгении Романовны из «светлого царства социализма» за границу.

Изучим калькуляцию: за каждого из взрослых и старших детей следовало, например, заплатить по 1479 рейхсмарок, в том числе 151 марка шла на оплату проезда в поезде Москва — Берлин, еще 134 марки «с копейками» это комиссия посреднику — «Интуристу». Основная часть — 1194 рейхсмарки 26 пфеннигов, — являлась по сути своей выкупом. Хотя формально столь внушительные деньги перечислялись советской стороне за оформление загранпаспорта на данного члена семьи Редлихов. Для сравнения – весьма популярная в довоенные годы легковая машина Opel Kadett стоила 2100 рейхсмарок. Так что получается, что оформление двух заграничных паспортов обходилось в сумму, превышающую цену автомобиля!

Зато цепочка «деньги – товар» сработала четко: уже несколько месяцев спустя после оформления сделки г-н Рудольф встретил на берлинском вокзале своих близких.

Забота о спасении семейства дочери стоила господину Прове в общей сложности почти 12 тыс. рейхсмарок (по нынешним меркам около $90 тыс.).

Источник: www.mk.ru