Звезда «Трудных подростков» Елецкий дал советы по борьбе со школьным буллингом

Тимофей Елецкий: съемки в «Стриме» оказались тяжелыми — я был абсолютно один

На ТНТ стартовал сериал «Стрим» о подростке Жоре (Денис Власенко), который после перехода в новую школу сталкивается с несправедливостью и начинает показывать свою жизнь в прямом эфире. Лучшего друга главного героя сыграл Тимофей Елецкий. В интервью «Газете.Ru» Тимофей рассказал, на какого супергероя похож его персонаж и почему съемки в сериале оказались для него сложными, а также дал советы по борьбе со школьным буллингом.

— Как вы получили роль Ярика — лучшего друга главного героя Жоры?

— Проект для меня начался с режиссера Рустама Ильясова. Меня пригласили попробоваться на Ярика и в итоге утвердили.

— Рустам является режиссером двух сезонов «Трудных подростков», в которых вы также снимались. Расскажите о нем как о профессионале и человеке. Общаетесь ли вы помимо работы?

— Могу сказать так: если Рустам Ильясов у руля проекта, то я в этом проекте максимально уверен. С Рустамом мы часто общаемся, можно сказать, приятельствуем, дружим. Регулярно обмениваемся мнениями по разным вопросам.

— На ваш взгляд, полезна ли дружба между артистом и режиссером — или лучше соблюдать только профессиональные отношения?

— Думаю, что иногда дружба мешает, а иногда помогает. Главное — не забывать, кто есть кто на площадке. Важно во время работы как-то себя отсекать от этих приятельственных отношений. Мы тут все-таки режиссер и актер. Надеюсь, что у нас это получается. Я очень доверяю Рустаму. В советском театре было такое определение — добровольная диктатура. Я стараюсь придерживаться этой тактики. При этом Рустам всегда за импровизацию, он ее поддерживает, если она уместна. Мне нравится что-то придумывать, это всегда сближает актера с героем. Такой полет фантазии чаще всего приводит к чему-то хорошему. Когда режиссер это позволяет и поощряет — это супер!

— Ваш персонаж распространяет в соцсетях фрагменты стримов Жоры, повышая его популярность. С какой целью он это делает — и почему сам предпочитает оставаться в тени?

— Это все классно, прикольно и хайпово, но когда что-то идет не так, ты не получаешь никаких шишек. Ты абсолютно огражден от рисков, но при этом можешь делать что-то крутое. Поэтому у моего персонажа нет таких страхов, как у главного героя.

— Можно ли сравнить Жору с Бэтменом, а Ярика — с его помощником Альфредом?

— У меня ассоциации возникают скорее с другим персонажем — Оракулом. Это дочка комиссара Гордона, которая тоже всегда остается в тени, сидит за компьютером и помогает Бэтмену.

— Судя по первым эпизодам, Ярик сидит у себя дома и общается с Жорой только онлайн. Как проходил съемочный процесс? Виделись ли вы с другими актерами?

— С другими ребятами мы пересекались на съемках пилота, потому что какие-то сцены снимались в школе, а какие-то — рядом с ней. Я приходил и смотрел, как они снимают сцены, мы общались в актерских вагончиках. А во время съемок сезона мы уже совсем никак не пересекались. Это было очень непросто. Пожалуй, в моей карьере еще не было таких тяжелых съемок. Мы снимали три дня подряд, и у меня не было вообще ничего. Разве что какие-то видео, но включить их параллельно, чтобы я с ними «общался», было нельзя. Поэтому я смотрел, как отсняли сцену с Денисом, и пытался как-то ему отвечать. Реплики мне тоже подавали, но играть без партера, конечно, непросто.

— На ваш взгляд, помогает ли в реальной жизни освещение буллинга на широкую аудиторию? Есть ли вероятность, что кого-то это, наоборот, раззадорит на выполнение подобных действий?

— Освещение проблем всегда помогает с ними бороться. Это большой шаг. Важно, что это есть в кино. Что касается нашего сериала, то Жора решил попробовать действовать так, и это достойно уважения. А как еще бороться с буллингом? Мне кажется, о нем нужно говорить. Конечно, это может привести к перегибу в другую сторону. Но уж лучше начать движение, понять какие-то границы и прийти к золотой середине. Другой вопрос, что в школах нет практически никакой работы психологов, а она должна быть. И как минимум должен быть настроен диалог с родителями — это важные, базовые вещи.

— Приходилось ли вам сталкиваться с буллингом или наблюдать за его проявлениями со стороны?

— Конечно, он в том или ином виде у всех в жизни встречается. Но какая-то прямо откровенная жесть не вспоминается.

— Что вы могли бы посоветовать ребятам, которые столкнулись с несправедливостью, боятся об этом рассказывать и не видят путей решения проблемы?

— Думаю, что нужно обратиться к родителями и с ними обсудить эту проблему. Если страшно говорить с родителями, всегда есть центры поддержки подростков, в которые можно обратиться за советом по конкретному случаю. Не стоит бояться, никто тебя не осудит. У всех есть такие же проблемы.

— Как вы считаете, почему подростков часто играют актеры, которым 25-30 лет?

— Буквально вчера видел анонс фильма «Гром: Трудное детство»: там подростков играют подростки. Так что тут всегда по-разному. Почему подростков не играют студенты? Их часто не отпускают театральные мастера! Потому что «сначала доучись, потом будешь играть». Вообще этот вопрос стоит задавать режиссерам. Возможно, не всегда реальные подростки способны хорошо справиться с поставленной задачей.

— Легко ли вам перевоплощаться в школьника — и какие приемы помогают «вернуться» в то мироощущение?

— Что касается моих «перевоплощений», то меня подростковые темы волнуют и сейчас. Нет такого, что ты думаешь: «Какая чушь его волнует!» Это же общечеловеческие проблемы, они вне возраста. Любовь, предательство, непонимание — это то, что волнует людей на протяжении всей жизни. Поэтому, мне кажется, не стоит относиться к подросткам как к каким-то маленьким людям, которые еще ничего не понимают. И перевоплощаться в них тоже не приходится: я не делаю голос тоньше, ничего не наигрываю.

— За последние пару лет вы снялись в нескольких ярких проектах. Ощущаете ли вы себя популярным? Узнают ли вас на улицах?

— Насколько я популярен? Вот сколько у меня сейчас подписчиков — наверное, настолько (на момент публикации интервью у страницы Тимофея в запрещенном Instagram было 54,3 тыс. подписчиков — «Газета.Ru»). Популярность — это, наверное, важная вещь. Но меня волнует другое: регулярность и качество проектов, в которых я работаю. Если к этому прикладывается еще и популярность, то это замечательно. А если нет, то ничего страшного.

— Часто ли поклонники хотят познакомиться с вами в соцсетях? Отвечаете ли вы кому-то?

— В основном я не особо общаюсь, но стараюсь читать то, что мне пишут. Бывают очень трогательные послания, на которые я отвечаю. А вот какого-то хейта я даже особо не замечал.

— Недавно Паулина Андреева сказала, что не хочет «тратить жизнь» на фото с поклонниками. Ваше мнение по такой позиции?

— Я считаю так: если тебя просят сфотографироваться и у тебя есть 15 секунд твоей жизни, то почему бы и не сделать приятное человеку? А если нет времени, то так и сказать: сейчас не время. Истории, конечно, бывают всякие, иногда бывает неприятно или неудобно, но тогда я просто говорю, что сейчас не время.

— Вы постоянно проживаете в Москве или ездите на работу из родного Санкт-Петербурга? Какой город для вас наиболее комфортен для жизни?

— Я сейчас живу в Москве, переехал. Сейчас мой дом в Москве, мне здесь нравится. В Петербург сейчас, честно говоря, не хочется. В Москве мне абсолютно комфортно, здесь все есть.

— Насколько серьезно вы увлекались футболом? Находите ли время на занятия сейчас? За какие клубы болеете?

— В детстве я занимался футболом, сейчас тоже играю периодически. Болею за «Ливерпуль».

— Каким для вас получился минувший чемпионат мира? За кого болели?

— Он получился очень крутым, финал просто супер: Месси, Мбаппе — просто сказка. Я поддерживал сборную Англии: не симпатизировал их тренеру, но симпатизировал игрокам. Мне нравится их молодое поколение и расстраивает их тренер, который ставит очень консервативный футбол. Сейчас такое время, что ты больше узнаешь звезд мирового футбола и больше за них переживаешь. Поэтому и за Неймара обидно, и за Мбаппе. А за Месси, конечно, радостно — наконец-то он выиграл в футболе все. Конечно, он противоречивая фигура, но за него очень приятно.

Источник